Политика Новой Зеландии

Политическая жизнь Новой Зеландии весьма скучна для стороннего наблюдателя, да и внутри страны не слишком много любителей порассуждать о партийных интригах.

Фактическую независимость Новая Зеландия получила в 1907 году, когда сменила статус с британской колонии на доминион – территорию с собственным государственным устройством, но без права проводить самостоятельную внешнюю политику. Для островов, на полторы тысячи километров отстоящих от ближайшей суши, выражение «внешняя политика» в тот момент не имело никакого материального смысла. А в 1931 году было законодательно закреплено и право доминионов на собственный внешнеполитический курс.

Партийные баталии

Верный союзник Британии, Новая Зеландия долго копировала и её политическую систему – классическую парламентскую двухпартийную республику. Национальная партия была аналогом британских консерваторов, а Лейбористская – соответственно, лейбористов (что примерно соответствует противостоянию республиканцев и демократов в США). «Националы» представляли и по сей день представляют интересы частного капитала, лейбористы – менее состоятельных групп граждан; первые стремятся снизить налоги и социальную составляющую бюджета, вторые – нарастить оба эти показателя. Существовали и другие партии, но серьёзного влияния они не имели.

В середине 1990-х в этой незыблемой системе произошли определённые изменения: едва появившаяся партия «Новая Зеландия прежде всего» (NewZealandfirst) вмешалась в распределение мест в парламенте и лишила «большие партии» монополии на формирование правительства. Впрочем, политический кризис быстро миновал, и с 1998 года Национальная партия (с различными союзниками) бессменно правит в стране, лейбористы твёрдо держатся вторыми. Впрочем, кажется, недалек тот день, когда их потеснят «зеленые», чье влияние растёт наиболее быстрыми темпами.

«Зеленый» прорыв был совершен в 1999 году, когда члены партии добыли информацию о секретных экспериментах в области генной инженерии на островах. Это вызвало всплеск симпатии к деятельности партии. На ноябрьских выборах она впервые преодолела порог 5%, необходимый для попадания в парламент, и с тех пор уже его не покидала. Экологическая риторика «зеленых» пользуется полной поддержкой на островах, а отсутствие внятных идеологических постулатов позволяет партии без потери лица корректировать свою экономическую платформу в зависимости от конъюнктуры.

Нельзя не упомянуть и о партии Маори – коренных жителей Новой Зеландии. Созданная лишь в 2004 году, она уже успела расколоться на две примерно равные силы. Несмотря на то, что к маори себя причисляют более 12% новозеландцев, за «национальные» (не путать с правящей Национальной) партии на последних выборах проголосовали лишь 2,51% избирателей – чуть больше за консервативную партию Маори, чуть меньше за левую партию Мана.

Условности и реальность

Избирательная система в Новой Зеландии сочетает черты пропорционального и мажоритарного принципов – в отличие от США и Великобритании (и России тоже), где принят мажоритарный принцип «победитель получает всё». Формальной главой государства, как и у других стран Британского Содружества, остаётся британская королева, однако никакой реальной власти ни она, ни утверждаемый ею генерал-губернатор не имеют, первое лицо страны – премьер-министр.

Частные права и свободы – одна из базовых ценностей Новой Зеландии. Однако время идиллической изолированности ушло, тревоги Северного полушария различимы и в этом уголке планеты. Так, в августе 2013 года новозеландский парламент разрешил спецслужбам следить за всеми лицами, находящимися на территории островов вне зависимости от их гражданства; для начала такой слежки следует предъявить веские основания и получить ордер. Впрочем, на фоне разоблачений Эдвардом Сноуденом методов работы американской контрразведки эта дань осторожности не выглядит сколько-нибудь вызывающей.

Внешняя политика

Страна твёрдо держится в курсе линии НАТО – впрочем, скорее ради собственной безопасности, нежели из иных геополитических соображений. Новозеландцы участвовали на стороне США и союзников во вьетнамской, югославской и других войнах, однако это участие было символическим и не влияло на ход событий – максимальным зарубежным контингентом страны остаются 225 солдат в Афганистане. При этом территориальные воды страны закрыты для кораблей с ядерными боеголовками; активные протесты Новой Зеландии стали одной из причин прекращения ядерных испытаний в Океании; новозеландцы покинут Афганистан раньше других союзников.

Армия страны невелика ввиду отсутствия внешних угроз. Всеобщий призыв отсутствует, вооружённые силы комплектуются на контрактной основе. Все политические силы Новой Зеландии едины в стремлении сохранить мирный характер взаимоотношений с окружающим миром. Это ли не повод задуматься об иммиграции в Новую Зеландию? В страну, где можно отдохнуть от политических потрясений.

×